Версия для печати Версия для печати

Виктор Шаубергер и его открытия

Борьба с учеными
Все это, конечно, не способствовало приобретению друзей среди ученых. И то, что все копии с устройств Шаубергера у экспертов не функционировали и каждый раз приходилось обращаться к Шаубергеру лично, не помогало улучшить отношения. После того, как многие ученые направили в парламент письменный протест против завышенной оплаты Шаубергера, и правительство хотело незаконно лишить его жалованья, бескомпромиссный лесничий сделал выводы и перешел в крупную австрийскую строительную фирму. Для этой фирмы он построил сплавные устройства во многих странах Европы, все они были оценены как «чудо техники».
Но и здесь Шаубергера ожидало противодействие со стороны коллег: специалистов и техников. Он расстался с фирмой, но не столько из-за интриг, сколько из-за того, что владелец фирмы, алчный к деньгам, хотел нажиться на договоре с Чехословакией. Когда Шаубергер узнал об этом, он покинул фирму.
Но один ученый все же помог ему — профессор Форхгеймер, один из ведущих гидрологов того времени. Он принял Шаубергера сначала очень скептически, но быстро убедился в его знаниях. К тому же Форхгеймеру нечего было терять: «Я рад, что мне уже 75 лет. Мне не очень повредит, если я вступлюсь за ваши идеи. Когда-нибудь придет время, и они все поймут».
Форхгеймер организовал форум, на котором присутствовало много профессоров, Шаубергер должен был выступить со своими теориями. Но присутствующие не проявили почти никакого интереса, были ироничны и снисходительны. Когда один из них нагло потребовал, что желает коротко и ясно услышать, как регулируются водотоки, Шаубергер рванул на себе ворот и выпалил: «Как у кабана, когда он мочится!». Наступила тяжелая пауза. Тут вскочил, спасая положение, Форхгеймер и заявил, что Шаубергер совершенно прав, т.к. вода действительно течет, завихряясь, дугообразно, это можно наблюдать, например, по струе мочи. После этого он начал исписывать доску символами и формулами, попутно объясняя их. «Я не понял из этого ни единого слова», — признался потом Шаубергер. Но другие профессора стали посматривать на него с интересом. Дискуссия продолжалась два часа, причем публика обращалась теперь к Шаубергеру подчеркнуто вежливо и дружелюбно.
К чести Форхгеймера следует отметить, что он отбросил свою академическую гордость и открыто заступился за Шаубергера, взгляды которого считал не только «открывающими новый путь в области техники строительства дамб и гидротехнических сооружений», но был убежден, «что придет день, когда благодаря идеям Шаубергера… изменится окружающий мир». Так писал он 50 лет тому назад в одном специальном журнале.
Как очищать реки естественным и дешевым способом
Всю свою долгую жизнь Виктор Шаубергер мог наблюдать гармонию воды и леса. Он понимал, что без леса вскоре не станет и воды. Он видел нетронутые горные ручьи там, где родился: грунт их порос мхом, даже при сильнейших осадках они никогда не выходили из берегов.
Но когда лес вырубался, первыми реагировали на это ручьи: они становились заброшенными, мох из грунта вымывался водой, ложе ручья становилось нечистым, покрываясь мусором и илом. Температура воды поднималась, т.к. не было рядом леса с его спасительной тенью. Впоследствии ложи ручьев и русла рек разрушались, а берега размывались. Сильные дожди или таяние снегов приводили к наводнению.
По этой причине стали разрабатываться сооружения по укреплению откосов, одевшие водотоки в камень и бетон. Но эти сооружения выпрямили водоток, сковав его, как корсет. Вода не может при этом течь свободно, с журчанием и завихрениями. Она постоянно пытается разрушить сооружение и выйти из искусственного заточения, что влечет за собой огромные расходы, т.к. сооружения требуют частого ремонта.
В конце 20-х годов Шаубергер стал яростно бороться со сплошной вырубкой леса и сооружениями для укрепления ручьев, уверяя, что с леса можно погашать и выбивать лишь проценты. Он, сам строивший раньше сплавные устройства, отказался от этого, когда узнал, что его установки чаще всего служат повальной вырубке целых лесов.
Шаубергер знал, что вода всегда стремится к восстановлению своего равновесия: река сама может привести в порядок русло, если только позволить ей течь естественным путем. Шаубергер видел человеческое вмешательство не в спрямлении русла, а в том, чтобы помочь реке вновь естественно бурлить: «Водотоком никогда не управляют от его берегов, но всегда изнутри, от текущей среды».
В 1929 и 1939 гг. он подал заявку на патенты по контролю за горными ручьями и регулированием рек, согласно которым, с помощью установки тормозящих элементов, в соответствующих местах ось потока реки направлялась в середину (тогда течение не размывало дна или не осаждало песок). Шаубергер разработал также метод смешивания поверхностных теплых вод с холодными грунтовыми водами, чтобы сравнять в данный момент температуру воды и воздуха. Он знал, что температура воды оказывает влияние на поведение течения реки.
Трагическим примером умирания реки является Рейн. Когда-то это был спокойный, могучий поток с кристально чистой водой, можно было видеть его дно. Ночью поверхность реки светилась вспыхивающими золотом световыми разрядами, возникающими от трения сталкивающихся голышей, отсюда возникла легенда о золоте Рейна, согласно которой гномы изготавливают в своих кузнях на дне реки чудесные украшения.
Когда швейцарское управление высокогорными лесами начало вырубать лес в верхнем течении Рейна, это нарушило равновесие, и он стал заиливаться. Для увеличения скорости течения, чтобы река сама очищала свой водоток, начали спрямлять Рейн. Теперь ил переместился вниз по течению. Пришлось уже там выравнивать русло. Наконец, вся река была спрямлена и, как следствие, началось ее полное заиливание. Причиной всего явилась вырубка леса: был нарушен не только экологический момент, но не стало мощного эффекта охлаждения (из-за испарения в кронах деревьев тепло вытягивается из корневой системы, и лес охлаждает грунтовые воды и почву).
Так как на спрямленных берегах отсутствовал лес, температура воды поднялась. Осадки не могли теперь впитываться почвой и беспрепятственно текли в Рейн, затапливая обширные области. Это вынудило возводить стены еще выше, вычерпывать еще глубже, пускать еще больше денег на ветер (к радости строительных компаний). И ничто не может измениться в этом чертовом круге.